ТВ2 написали статью «Пережить проверку» о Томском Институте Бизнеса, плановых проверках и аккредитации. | Томский институт бизнеса

ТВ2 написали статью «Пережить проверку» о Томском Институте Бизнеса, плановых проверках и аккредитации.

1. июля 2017 - 6:20
ТВ2 написали статью «Пережить проверку» о Томском Институте Бизнеса, плановых проверках и аккредитации.

В 2015 -2016 годах по стране прокатилась волна закрытия частных вузов. Проверки Рособрнадзора, которые пережили многие вузы, были внезапными. А без замечаний эксперты практически никогда не уезжали. За этим часто следовали санкции: запрет приема, лишение аккредитации, у кого-то вовсе забирали лицензию. Во многих случаях сценарий был таким: институты вслед за документами теряли студентов, а дальше просто переставали существовать. В некоторых регионах после этого вообще не осталось частных вузов.

Подобное случилось и с томскими частными вузами. В начале 2016 года Томский институт бизнеса остался без аккредитации и права принимать новых студентов. Но вуз не исчез, сегодня вместе с другими он начал приемную кампанию. ТВ2 узнал у учредителей ТИБа Сергея и Максима Красинских о том, кончились ли для них тяжелые времена, как на них отразится повышение цен на обучение в государственных вузах, и будет ли вуз проходить аккредитацию.

Напомним, еще в середине 2015 года министерство образования и науки на основе проверки эффективности частных вузов России, отметило Томский институт бизнеса, как соответствующий всем необходимым показателям: образовательная и научно-исследовательская деятельность, международная, финансово-экономическая деятельность и количество трудоустроенных выпускников.

А уже в октябре после проверки Рособрнадзор приостановил действие свидетельства об аккредитации вуза. Среди нарушений, например, было отсутствие таблички о часах работы вуза, неправильная табличка на кабинете рисунка (правильно было указать, что кабинет рисунка и живописи).

Все нарушения вуз устранил. Однако эксперты, проверившие вуз повторно сочли, что одно нарушение не устранено. Из-за этого вуз лишили аккредитации и запретили принимать студентов. Набор разрешили возобновить только спустя полгода.

«В конце 2016 года руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов заявлял, что за последние три года лицензий и аккредитаций в результате проверок лишились более тысячи вузов и филиалов вузов в РФ (прим. ред).»

38 замечаний


Сергей Красинский

- Давайте вспомним, как у вас развивалась ситуация с Рособрнадзором. Как получилось так, что в 2016 году вы остались без аккредитации и лишились права принимать студентов?

- Сергей Красинский: В конце октября 2015 года к нам приехала внеплановая проверка Рособрнадзора. Накануне вечером нам позвонили и сообщили, чтобы мы встретили пятерых проверяющих: чиновника Рособрнадзора и четырех представителей вузов. Они работали у нас в течение пяти дней. Причем, это была проверка нашей работы не с точки зрения качества (никто из них ни разу не зашел в аудиторию, не поговорил со студентами или преподавателями), а с точки зрения выполнения формальных, бюрократических показателей. Им было важно все: нет таблички на кабинете — минус, нет книжки в библиотеке — минус, нет в рабочей программе пункта — минус.

Нам выписали два акта. Один из них касался качества, которое, повторюсь, фактически не проверялось. Замечания касались, например, несоответствия базового образования преподавателя преподаваемому предмету. К примеру, человек получил историческое образование, а преподает менеджмент.

Проверка закончилась 29 октября, в этот же день нам выдали предписание, на выполнение которого по закону дается месяц. Но уже 5 ноября мы узнали, что Рособрнадзор приостановил действие нашей аккредитации.

Мы устранили все 38 замечаний, дали все отчеты в установленный срок. Дальше долго ничего не происходило. Мы прилагали усилия к тому, чтобы выяснить нашу судьбу, узнать результаты рассмотрения наших документов, но несколько месяцев сделать этого не получалось.

В начале марта к нам также внезапно, как и в первый раз, приехала новая комиссия, которая проверяла, действительно ли мы устранили все нарушения. Они нашли еще одно замечание, которое можно было устранить за несколько минут. Касалось это замечание одного из пунктов договора об оказании платных услуг. Одна из формулировок у нас была изложена в свободной форме, а они настаивали на том, чтобы это было зафиксировано дословно, как в законе об образовании. Мы и эту работу выполнили, но, они все равно увезли с собой это замечание, а нам за это запретили принимать новых студентов.


Максим Красинский

- Максим Красинский: За это время нас еще успели лишить аккредитации. При том, что никакой повторной проверки именно по качеству у нас не было.

Хочу еще добавить: в момент проверки любой момент, который им не понравился, к примеру отсутствие таблички на здании с указанием часов работы, они интерпретируют как нарушение. Хотя нигде не прописано, что такая табличка должна быть в обязательном порядке.

Второй момент — нарушение всех сроков. Мы предоставили бумаги об устранении всех замечаний вовремя, но Рособрнадзор очень долго документы просто не смотрел, зато сам ввел в отношении нас санкции, не дав положенного времени на их устранение.

Введением запрета на прием студентов нам сорвали приемную кампанию в прошлом году. А 13 октября 2016 года мы получили от ведомства письмо о том, что Рособрнадзор считает набор в вуз возобновленным с 23 апреля в соответствии с актом от 22 апреля. Где и почему эти документы лежали полгода нам неизвестно.

Итог после всех проверок: у нас есть действующая бессрочная лицензия, выданная 6 февраля 2016 года. То есть лицензию мы получили в том момент, когда у нас шли проверки. У нас нет не исполненных или не снятых с контроля предписаний Рособрнадзора. Сейчас прошел год с момента лишения нас аккредитации. По закону мы можем подавать документы на проведение этой процедуры и получение нового свидетельства. Сделать это мы планируем осенью 2017 года.

«Лицензия на право ведения образовательной деятельности — документ, который подтверждает право вуза на оказание услуг по реализации образовательных программ. Он выдается вузу Рособрнадзором. В случае ее аннулирования, вуз обязан прекратить образовательную деятельность. Этот документ у ТИБа есть, он выдан в 2016 году и действует бессрочно (прим. ред).»

«Свидетельство об аккредитации подтверждает соответствие деятельности высшего учебного заведения федеральным государственным образовательным стандартам. В случае приостановления или лишения действия государственной аккредитации, вуз по-прежнему может вести образовательную деятельность и выдавать документы собственного образца. При этом вуз не может выдавать дипломы установленного Минобрнауки России образца и гарантировать обучающимся отсрочку от службы в Вооруженных силах РФ по призыву. Такого документа вуз на данный момент не имеет. Намерен получить его осенью 2017 года (прим. ред).»


- Аккредитовывать будете все те же программы, что реализовывали до лишения вас аккредитации?

- М.К.: Когда мы получали новую лицензию, исключили из нее те направления подготовки, которые уже не реализовывали. Например, рекламу, на которой у нас не было студентов и не проходил набор. Но наши ключевые направления — дизайн, экономика, менеджмент, юриспруденция, психология — остались. По этим направлениям мы и планируем проходить гос аккредитацию. Все законные основания для этого у нас есть.

Первый за два года

- Сейчас у вас начался первый набор за два года, к тому же до сих пор нет аккредитации. Не страшно, что абитуриенты к вам не пойдут?

- М.К.: Интерес к вузу есть. К тому же у нас есть направления подготовки, где диплом государственного образца при устройстве на работу не обязателен. Например, дизайн или психология. Вряд ли у дизайнеров кто-то будет требовать такой документ. Наши дизайнеры это понимают, они идут к нам именно за качественным обучением. Если говорить про юристов, то конечно, при устройстве на работу, им предъявляют определенные квалификационные требования, в числе которых — документ об образовании государственного образца.

Для них, экономистов и менеджеров у нас тоже есть предложение. На основании статьи закона об образовании о сетевом обучении у нас появился сетевой партнер — Университет управления ТИСБИ города Казань, с которым у нас есть соглашение о совместной реализации образовательных программ. Поскольку у этого вуза государственная аккредитация есть, студенты, которые обучаются по партнерской программе, получают дипломы гособразца Казанского университета, плюс парни, обучающиеся на дневном отделении, получают отсрочку от армии.

В этом году набор должен состояться. У нас есть большая линейка возможностей для поступления: дневное отделение, заочное, заочное с применением дистанционных образовательных технологий, есть ускоренное обучение.

Традиционно цена у нас в несколько раз меньше, чем на аналогичные специальности в государственных вузах. Например, цена обучения на дневном отделении направления «Дизайн» — 59 тыс. рублей в год. На юриспруденцию, экономику, менеджмент — 69 тыс. рублей год.

- За эти два года с последнего набора вы как-то меняли цену в большую или меньшую сторону?

- М.К.: Для тех специальностей, по которым мы реализуем совместные программы с ТИСБИ, цену мы повысили, привели ее в соответствие с ценой университета-партнера. Дизайн и психология стоят также, как и два года назад. Мы также оставили возможность вносить плату помесячно и по семестрам.

- В этом году государственные вузы резко повысили цены. Думается, что это может сыграть вам на руку.

- М.К.: Безусловно, многие смотрят на цену. Многие абитуриенты, которые приходят к нам, не готовы платить 120-150 тыс. рублей, у них просто нет денег. На мой взгляд, сейчас люди максимально готовы платить до 70 тыс. рублей. Конечно, найдется и тот, кто заплатит 200 тыс. рублей, но таких немного.

Диплом без аккредитации

- Если все-таки вернуться к аккредитации, как студенты относятся к дипломам установленного вузом образца? Многие ли студенты ушли от вас, когда вуз лишили аккредитации?

- С.К.: Когда все случилось, элемент растерянности и неуверенности был у всех. В особенности паника была у родителей. Мы провели большую работу по разъяснению ситуации и со студентами, и с родителями. Не все удавалось, какая-то часть контингента, конечно ушла, но думаю, что процентов 80 студентов мы сохранили.

Через некоторое время ситуация успокоилась. Мы предложили студентам вариант, на который они согласились: учиться у нас, а за семестр до окончания вуза переводиться в другой университет, где они могут пройти государственную итоговую аттестацию и получить диплом гос образца.

Сейчас контингент у нас, конечно, уменьшился, потому что набора не было, а были большие выпуски, переводы в другие вузы для защиты работ.

- С кем вы сотрудничаете по переводу студентов?

- М.К.: У нас есть ряд вузов, с которыми мы работаем по переводу студентов. Основной наш партнер — ТИСБИ. В этом году на выпуск туда мы перевели больше 300 человек. Они получили дипломы Казанского вуза.

- И все-таки, много ли тех, кому важен диплом гособразца?

- С.К.: В этом году число выпускников, которые предпочли не переводиться в другой вуз, увеличилось. Но это количество, конечно, все равно мало. Около 10% от общего числа выпускников.

Без серьезных потерь

«В 2015-м году была принята федеральная целевая программа развития образования на 2016–2020 годы. Она предусматривает сокращение числа вузов на 40%, а их филиалов — на 80% (прим. ред).»
 

- За счет того, что студенты не разбежались вы и пережили год без набора? Что вообще вас спасло в ситуации, в которой многие перестали существовать?

- М.К.: Да, благодаря тому, что мы сохранили основной контингент, вуз спокойно, стабильно отработал. К тому же за 17 лет вуз накопил некоторые резервы, благодаря которым мы смогли спокойно жить, платить зарплату и функционировать. Нам было легче хотя бы потому, что у нас есть собственное здание.

- С.К.: У нас качественный учебный процесс и сильный преподавательский состав, поэтому студенты не захотели от нас уходить. Когда все случилось, мы никому не врали, объясняли все как есть. Вы не представляете, сколько у меня побывало народу. Родители открывали дверь чуть ли не пинками, а через 20-30 минут уходили уже совсем в другом настроении, потому их слушали и с ними разговаривали.

Одной из главных причин того, что мы удержали ситуацию, был коллектив. Серьезных потерь у нас не было. Конечно, кто-то ушел, но это была тяжелая ситуация, никто не понимал, почему с нами такое происходит, все считали такое отношение незаслуженным. Люди трудились, у нас все шло хорошо, рос контингент студентов. А потом внезапно мы оказались выброшенными на обочину.

Сейчас я отношусь к произошедшему намного спокойнее. Я знаю, что есть программа, по которой число вузов и филиалов необходимо сократить. Все проверки, лишения, запреты — дело предрешенное.

Немаловажно и то, как была у нас построена экономика. Наличие, например, нескольких форм обучения, направлений подготовки.

- М.К.: Всегда в таких ситуациях есть точка принятия решения. Кто-то погряз в судах, выбрав такой путь. Мы пошли другим путем. Приняли решение работать, выполнить замечания, которые были, и начали работать дальше. Посчитали, что неправильно, бесперспективно и в конечном итоге никому не нужно, ходить годами в суды. Мы переждали год, когда не могли принимать студентов и не могли подавать документы на аккредитацию, готовились, собирались с силами. И теперь готовы дальше развиваться.

- В прошлом году вы создали колледж. Это тоже попытка удержаться на плаву в ситуации с отсутствием набора и аккредитации?

- М.К.: Колледж мы создали в прошлом году, но лицензию на среднее профессиональное образование (СПО) получили только в этом году. И только в этом году начнем прием на специальности СПО. В этом же году будем их аккредитовывать.

На самом деле мы уже были на рынке СПО, где-то с 2000 года. Затем, когда институт набрал обороты, мы поняли, что среднее профобразование не очень интересно потребителям, и закрыли колледж. Сейчас ситуация поменялась, появляется все больше абитуриентов, которые хотят сначала получить среднее профобразование, а затем получать высшее. Правда в Томске этот процент все равно не такой большой. Мы постоянно мониторим настроения школьников. По последним нашим данным порядка 90% выпускников школ хотят пойти в вузы. Правда потом оказывается, что далеко не все могут туда поступить. И конкурс на СПО увеличивается с каждым годом. Думаю, что те образовательные программы, которые мы пролицензировали — право и организация социального обеспечения, земельно-имущественные отношения, дизайн, экономика и бухгалтерский учет, делопроизводство, подготовка секретарей судов, — будут востребованы. Этот набор специальностей прямо связан с направлениями работы вуза. Мы рассматриваем среднее образование как ступень к получению высшего.

- А обучение с применением дистанционных технологий вам помогло?

- М.К.: Его мы начали вводить в 2010 году. Сейчас так обучаются около половины наших студентов. Эти технологии позволяют получать высшее образование жителям отдаленных территорий, не приезжая в областной центр. У нас таким образом обучается очень много людей из Томской, Новосибирской, Кемеровской областей. Раньше у них была возможность получать образование в частных вузах или филиалах государственных, а сейчас они закрыты. Мы пристально следим за тем, чтобы это образование было на уровне.

Диплом как ключ к кабинетам

- Как вообще вы живете рядом с государственными вузами, которые известны на всю страну, чем привлекаете абитуриентов?

- С.К.: Я работал в ТГУ, поэтому знаком с работой государственного вуза. Я считаю, что в образовательном процессе в государственных вузах недостаточно практической составляющей. Первое, чего мы хотели добиться при создании вуза — практикоориентированного обучения, но не того, который применяют наши вузы: когда пару дисциплин преподают люди, работающие на предприятиях. Мы хотели, чтобы студенты, выходя от нас, имели все необходимые компетенции и были полностью готовы к работе по выбранной профессии.

Есть вузы, один диплом которых открывает двери во многие кабинеты. Мы понимали, что сразу наш диплом так котироваться не будет. Поэтому мы всегда старались выпускать специалиста, которого не нужно будет чему-то еще обучать, когда он придет на работу.

Еще один момент — сервис. Вузу, в котором несколько тысяч студентов, трудно дойти до каждого, каждого студента услышать, а мы без этого не можем.

- Чувствуете, что с приходом нового министра политика в отношении частных вузов изменилась?

- С.К.: Мы до сих пор видим проверки и суды в других вузах, но складывается впечатление, что основную часть задачи по закрытию вузов и филиалов уже выполнили.

- В прошлом году вам выдали лицензию. Вы не боитесь ее потерять так же, как аккредитацию?

- М.К.: Мы уверены в том, что у нас все соответствует требованиям. У нас нет никаких лицензионных нарушений, нас в 2015 году проверяли очень пристально.

Справка

В апреле 2016 года аккредитации лишился также еще один частный вуз региона — Томский экономико-юридический институт. Сейчас в арбитражном суде Томской области продолжается процесс по иску Рособрнадзора к вузу. Надзорное ведомство требует аннулировать лицензию ТЭЮИ.

Источник: http://tv2.today/Istorii/Perezhit-proverku